Сотворение

  
  КАЖДЫЙ МОЖЕТ СТРОИСТЬ ДОМ
   
    — А главное, Владимир, в том, что и сегодня каждый может строить дом. Собою Бога чувствовать и жить в раю. Одно мгновенье лишь живущих на земле людей сегодня от рая отделяет. Осознанность у каждого внутри. Когда осознанности постулаты не мешают... Тогда, Владимир, посмотри...
    Анастасия вдруг весёлой стала. Она схватила за руку меня и, увлекая к берегу озера, где голая земля была, заговорила быстро на ходу:
    —Сейчас. Ты всё сейчас поймёшь. И люди всё поймут, читатели мои, твои.
    Они собою суть земли определят, своё предназначенье осознают. Сейчас, Владимир, вот, сейчас, мы в мыслях будем строить дом! И ты, и я, и все они. И, уверяю, мне поверь, мысль каждого соприкоснётся с мыслью Бога. В рай отворится дверь. Пойдём, пойдём быстрей. Я нарисую палочкой на берегу... Мы вместе дом построим с тем, кто в будущем с тобой строкой записанной соприкоснётся. В единое людская мысль сольётся. Способность Бога в людях есть, в реальности помысленное претворять. И не один дом будет на земле стоять. Всё каждый в тех домах сумеет осознать. Сам сможет чувствовать и понимать стремления божественной мечты. Мы будем строить дом! Они, и я, и ты!
    — Анастасия, подожди. Есть очень много разных проектов домов, в которых люди современные живут. Какой же может толк быть оттого, что ты ещё один очередной проект предложишь?
    — Владимир, ты не просто выслушай меня. Почувствуй всё, что нарисую я, и мысленно проект сам дорисуй, и каждый пусть его со мной рисует. О Боже! Люди, хоть попробуйте, прошу!
    В каком-то радостном волнении Анастасия словно трепетала. Взывала к людям, и во мне всё больший интерес стал возникать к её проекту. И поначалу он простым казался мне, и в то же время ощущенье возникало, как будто тайну необычную пред всеми отшельница Анастасия открывала. Вся тайна в необычной простоте была, а если по порядку, вот как всё звучало.
    Анастасия продолжала:
    — Сначала выбери себе из всех возможных мест благоприятных на земле своё, тебе понравившееся место. Место, в котором ты хотел бы жить. В котором пожелать и детям мог своим их жизнь прожить. И правнукам своим ты станешь доброй памятью. В том месте климат для тебя благоприятным должен быть. В том месте на века один гектар земли себе возьми.
    — Но землю взять никто сейчас не может просто по желанию своему. Земля сейчас продаётся только в тех местах, где продавать хотят.
    — Да, к сожаленью, так всё и происходит. Обширна родина, но нет на ней даже гектара земли твоей, где мог бы для своих детей, потомков, создать ты райский уголок. И все ж настало время начинать. Из всех законов существующих воспользоваться можно наиболее благоприятным.
    — Законов всех, конечно, я не знаю, но уверен в том, что нет закона у нас, позволяющего каждому на века иметь какое-то количество земли. В аренду фермерам дают и помногу гектар, но не больше; чем на девяносто девять лет.
    — Что ж, для начала можно брать на меньший срок, но срочно нужно создавать закон, что б родина у каждого была, земля. От этого расцвет зависит государства. И если нет серьёзного закона, так, значит, его нужно создавать.
    — Это легко сказать, а сделать трудно. Законы Дума Государственная пишет. Она должна в Конституцию какую-то поправку или главу внести. А в Думе партии между собою спорят, никак не могут о земле вопрос решить.
    — Коль нет по силе партии такой, чтоб родину для каждого могла законом узаконить, тогда создать такую партию необходимо.
    — А кто её создаст?
    — Тот, кто о доме сотворённом прочитает и осознает, что означает родина для каждого, для каждого живущего сегодня человека, и будущего всей земли.
    — Ну, ладно с партиями. Ты лучше о своём доме необычном расскажи. Мне интересно стало, что ты нового в проектировку сможешь привнести. Давай представим, что кто-то заимел гектар земли. Не райский, а какой-нибудь бурьянами поросший, лучшего, наверно, не дадут. И вот стоит он на своём гектаре — дальше что?
    — Владимир, сам подумай, тоже помечтай. Какие действия твои могли бы быть, когда ты на своей земле будешь стоять?
   
  ЗАБОР
   
    — С начала... ну, сначала надо всё, конечно же, огородить забором. А то когда материалы начнёшь для строительства коттеджа завозить, растаскивать их могут. Да и когда посеешь, могут урожай потом воровать. Или ты против забора?
    — Не против. Даже животные все метят территорию свою. Но только из чего ты свой забор построишь?
    — Как — из чего? — из досок. Нет, постой. Из досок дороговато может получиться. Для начала столбы надо вкопать и проволокой колючей обнести участок. А потом всё же из досок, чтоб не видно было, что за забором делается.
    — И сколько лет забор может стоять из досок без ремонта?
    — Если хороший будет пиломатериал, если его покрасить или проолифить и столбы в той части, что в земле, смолой промазать, лет пять без ремонта простоит, и даже больше может.
    — А потом?
    — Потом подремонтировать, подкрасить забор нужно, чтоб не сгнил.
    — Так, значит, постоянно нужно будет над забором хлопотать тебе. А твоим детям или внукам ещё больше он забот доставит. Не лучше ли всё: обустроить так, чтоб детям хлопоты не доставлять, не омрачать их взор гниющими строеньями? Давай подумаем, как сделать попрочней и долговечнее забор, чтоб добрым словом тебя твои потомки могли вспоминать.
    — Конечно, можно долговечнее. Кто же такого не захочет! Например, можно сделать столбы кирпичные и фундамент кирпичный, а между столбами решетки чугунные литые, они не ржавеют. Такой забор может даже лет сто простоять. Но его строительство только очень богатые люди осилят. Ты представь, гектар — это же четыреста метров по периметру. Такой забор не в одну сотню тысяч рублей обойдётся, а может и в миллионы рублей вылиться. Но зато он лет сто-двести простоит или больше. Его можно с вензелями какими-нибудь фамильными сделать. Потомки будут смотреть и вспоминать прадеда, а все кругом завидовать им.
    — Зависть нехорошее чувство. Навредит оно.
    — Ну, тут ничего не поделаешь. Говорю же тебе, хорошим забором огородить гектар немногие смогут.
    — Значит, надо другой забор придумать.
    — Какой другой? Ты сама можешь предложить?
    — Не лучше ли, Владимир, вместо множества столбов, впоследствии гниющих, деревья посадить?
    — Деревья? И что же, к ним потом прибить...
    — Зачем же прибивать? Вот посмотри, в лесу деревьев множество растёт в полутора-двух метрах друг от друга их стволы.
    — Да, есть, растут... Но между ними дырки. Не получается забор.
    — Но можно между ними посадить кусты непроходимые. Ты посмотри внимательно, представь, какой забор прекрасный может получиться. У всех немножко разным будет он. И каждым любоваться станет взор. И вспоминать в веках творца прекрасного забора потомки будут, и на ремонт их времени не будет отвлекать забор и пользу принесёт. Не только как ограда будет функция его. У одного забор составить нужно из берёзок в ряд растущих. Другой из дуба. А кто-то в творческом порыве цветной, как в сказке, сделает забор.
    — Какой цветной?
    — Деревья разноцветные посадит. Берёзки, клён, и дуб, и кедр. Вплетёт рябину с гроздьями, красным горящими цветом, между ними ещё посадят и калину. Черёмухе, сирени место предоставит. Ведь всё продумать можно изначально. Понаблюдать каждому необходимо, как что растёт по высоте, как расцветает по весне, как пахнет и каких к себе влечёт пернатых. И твой забор поющим будет, благоухающим, и взгляд твой никогда не утомит, днём каждым изменяя полутона своих картин. То весны цветом расцветёт, то осени окраской запылает.
    — Ну, ты, Анастасия, будто поэтесса. Простой забор, а как всё повернула! Знаешь, мне очень понравился такой вот поворот. И как же люди раньше не сообразили? Ни красить его не надо, ни ремонтировать. А вырастет когда большим, ещё и на дрова использовать, а взамен новые сажать деревья, менять картину, будто рисовать. Вот только долго такой забор высаживать придётся. Если через два метра высаживать деревья, то надо выкопать двести ямок под саженцы. Да ещё кустарник между ними посадить. А технику, конечно, скажешь ты, использовать нельзя.
    — Наоборот, Владимир. Её для данного проекта отвергать не стоит. И всё, что проявленьем тёмных сил явилось, необходимо к светлым повернуть. Чтобы быстрей проект задуманный в жизнь воплотить, возможно плугом по периметру участка борозду прорыть, и саженцы в неё поставить. Сразу все саженцы и семена кустарника посеять, что ты решил между деревьев посадить. Потом плугом снова рядышком пройтись и завалить землёй. Когда ещё не утрамбованной будет земля, поправить, выровнять в линеечку каждый из саженцев.
    — Вот здорово, так за два дня или три и одному можно целый забор воздвигнуть.
    — Да.
    — Вот только жалко, что такой забор пока не вырастет, преградой для воров служить не будет. А ждать, пока он вырастет, придётся долго. Кедр, дуб — они ведь медленно растут.
    — Но быстро подрастёт берёзка и осина, меж ними быстро вырастет кустарник. Если торопишься, то саженцы деревьев и двухметровыми можно сразу посадить. Когда березка вырастет и можно спилить её и для хозяйства применить, взрослеющие кедр и дуб заменят спиленные.
    — Ну, ладно, с живым забором можно разобраться. Он сильно мне понравился. Теперь скажи, какой конструкции коттедж ты видишь на участке?
    — Быть может, поначалу участок распланируем, Владимир?
    — Ты что в виду имеешь, грядки разные для помидоров, картошки, огурцов? Так этим женщины обычно занимаются. Мужчины строят дом. Я думаю, что надо сразу строить один дом большой, коттедж шикарный в европейском стиле, чтобы потомки внуки добрым словом вспоминали. Другой домик поменьше, для прислуги. Участок ведь большой. На нём работать много нужно.
    — Владимир, если правильно всё сделать изначально, прислуга тебе будет не нужна. С великим удовольствием, с любовью всё окружающее тебе и детям всем твоим, и внукам будет служить.
    — Такого не получается ни у кого. Даже у дачников твоих любимых. Они земли имеют соток пять, ну, шесть, и то на них с утра до вечера работают все выходные. А тут гектар. Да на него одних удобрений, навоза потребуется не меньше десятка машин каждый год завозить.
    Навоза кучи надо по участку разбросать, перекопать потом всю землю. Иначе плохо будет всё расти. Ещё каких-то удобрений надо добавлять, их в магазинах специальных продают в мешках. А если не удобрить, неплодородной почва станет. И агрономы, что наукой о земле занимаются, это знают, и дачники на опыте своём в этом убедились. Надеюсь, с тем, что землю надо удобрять, согласна ты.
    — Конечно, землю надо удобрять, но в том себя не надо утруждать. Бог всё заранее продумал так, что без усилий для тебя физических, однообразных, удобренной и в идеальном виде окажется земля, где ты захочешь жить. Тебе лишь надо с Его соприкоснуться мыслью. Цельность Его системы чувствовать, а не одним только умом решать.
    — Так почему ж сейчас нигде и ничего на земле не удобряется по системе Бога?
    — Владимир, ты сейчас находишься в тайге. Смотри вокруг, как высоки деревья, их стволы мощны. Между деревьями трава, кусты. Малина есть, смородина... да множество великое всего растёт в тайге для человека. А из людей никто даже за тысячи прошедших лет в тайге ни разу землю не удобрил. Но остаётся плодородною земля. Как думаешь, кем и как она удобрена?
    — Кем?... Не знаю, кем и как. Но факт действительно ты привела серьёзный. Да, поразительно всё как-то с человеком происходит. Скажи сама, почему в тайге не требуются удобренья разные?
    — Мысль и система Бога не нарушена в тайге до степени такой, как там, где человек живёт сегодня. В тайге с деревьев падает листва, и маленькие веточки срывает ветерок. И удобряется земля в тайге листком и веточкой, и червячком. И регулирует трава растущая состав земли. Кусты излишки кислого иль щелочного ей помогают убирать. Листок, упавший с дерева, из удобрений тех, что знаешь ты, ничто не заменяет. Ведь он, листок, в себе энергий много космоса несёт. Он видел звёзды, солнце и луну. Не просто видел — он взаимодействовал с ними. И пусть проходит много тысяч лет, земля таёжная плодоносящей будет.
    — Но на участке, где будет построен дом, нет тайги.
    — Так запланируй! Сам лес из деревьев пород разных посади.
    — Анастасия, ты лучше сразу расскажи, как сделать так, чтоб почва на участке всегда удобрена сама собой была. Это большое дело, потому что множество другой работы предстоит. Грядки сажать, с вредителями разными бороться...
    — Конечно, можно рассказать в деталях и подробностях, но лучше, чтобы каждый свою мысль, душу и мечту призвал к строительству. Интуитивно каждый может ощутить, что для него приемлемее будет и детям и внукам радость принесёт. Единой планировка быть не может. Она индивидуальна как творца-художника великая картина. Она у каждого своя.
    — Но ты примерно расскажи. Ну, как бы в общем.
    — Хорошо — смотри, я начерчу немного. Но сначала главное пойми. Всё Богом создано во благо человеку. Ты человек и можешь окружающим всем управлять. Ты человек! Понять, почувствовать сумей своей душой, в чём настоящий рай земной...
    — Ну а конкретнее, без философии. Скажи, где что сажать, где выкопать чего-нибудь. Какие выгодно культуры посадить, чтоб подороже продать можно потом было?
    — Владимир, знаешь, почему нет счастья у крестьян и фермеров сегодняшнего дня?
    — Ну почему?
    — Побольше урожая получить стремятся многие, потом продать... О деньгах больше думают, не о земле. Не верят сами в то, что можно быть счастливым в родовом своём гнезде, считают, будто счастливы все в городах. Поверь, Владимир, всё, что в Душе творится, во внешнем непременно отразится. Конечно, внешняя конкретика тоже нужна, давай примерную представим вместе на участке планировку. Я лишь начну, а ты мне помогай.
    — Ну, ладно, помогу. Ты начинай.
    — Участок наш на пустыре. Пустырь живым забором обнесён. Ещё три четверти иль половину давай займём под лес, посадим разные в нём дерева. По краю леса, что с оставшейся землёй соприкасается, живую изгородь посадим из кустов таких, чтоб не прошли сквозь них животные и не топтали огород с посевами. В лесу, из саженцев живых, посаженных друг к другу близко, соорудим загон, где будет жить потом, к примеру, козочка иль две. Ещё из саженцев соорудим укрытие и для курей-несушек. На огороде выкопаем неглубокий пруд, размером сотки в две. Среди лесных деревьев кусты малины и смородины посадим, по краю землянику. Ещё в лесу, потом, когда деревья подрастут немного, колоды три пустых для пчёл поставим среди веток. Беседку из деревьев высадим, где ты с друзьями или с детьми, укрывшись от жары, общаться сможешь. И спальню летнюю соорудим живую, и твою творческую мастерскую. И спальню для детей, и гостевую.
    — Вот это да! Не лес тогда получится, а как бы и дворец.
    — Только живым будет дворец, растущим вечно. Так всё задумал сам Творец. И человеку лишь задание всему необходимо дать. Всему по вкусу, замыслу и смыслу своему.
    — А что же сразу так Творец не сделал? В лесу растёт всё как попало.
    — Лес словно книга для тебя, творца. Внимательнее посмотри, Владимир, написано всё в ней Отцом. Вот, посмотри, три дерева растут всего лишь в полуметре друг от друга, ты волен их в линеечку садить и разные другие конфигурации составить из множества подобных им. Между деревьями кусты, подумай, как их применить для услажденья своей жизни. А вот деревья не позволяют травам и кустам между собой расти, и это можешь ты учесть для будущего дома своего живого. Тебе всему необходимо как бы задавать программу и корректировать её по вкусу своему. Лелеять, услаждать тебя, детей твоих, всё, что в округе будет на твоём участке, лелеять и кормить.
    — Чтоб прокормиться, надо огород сажать. А с огородом точно попотеешь.
    — Поверь, Владимир, огород ведь тоже можно сделать так, что он не будет тебя сильно утруждать. И здесь всего лишь наблюдать необходимо. Меж трав, как всё растёт в лесу, могли б и овощи расти, прекраснейшие помидоры, огурцы. Их вкус намного тебе приятней будет и пользы больше организму принесёт, когда вокруг не будет оголённою земля.
    — А сорняки? Вредители, жуки не уничтожат разве их?
    — Нет вообще в природе бесполезного, и сорняков ненужных нет. Нет и жуков, вредящих человеку.
    — Ну как же нет! А саранча или, к примеру, колорадский жук, он, гадина, картошку поедает на полях.
    — Да, поедает. Тем самым и показывает людям, что нарушают их неведенья самостоятельность земли. Противоречат замыслам Божественным Творца. Как можно каждый год в одном и том же месте упорно вспахивать, терзая землю? Словно рану незажившую скребками теребить, при этом требуя, чтоб благодать из ран взрастала. Жук колорадский или саранча к тому участку, что с тобой рисуем мы, не прикоснётся. Когда в гармонии взрастает всё великой, то гармоничны и плоды растящему даются.
    — Но если так всё получается в конце концов, что на участке, придуманном тобой, не нужно человеку землю удобрять, не нужно ядами с вредителями разными бороться, прополкой заниматься и всё на нём само собой растёт, то что же человеку остаётся делать?
    — Жить в раю. Как Бог того хотел. И тот, кто сможет рай такой построить, с мыслью Божественной соприкоснётся и сотворенье новое совместно с ним произведёт.
    — Какое новое?
    Ему придёт черёд, когда предшествующее сотворится. Давай представим, что мы не доделали ещё.
   
  ДОМ
 
    — Надо построить ещё дом добротный. Чтоб дети, внуки в нём жить могли и без проблем. Дом кирпичный, двухэтажный коттедж с туалетом, ванной и подогревом для воды. Сейчас возможно это сделать в любом частном доме. Я был на выставке и видел: много разных приспособлений разработано для удобств в частных домах. Или опять ты скажешь, не нужно применять технократические штучки.
    — Напротив, нужно. Если на это есть возможность у тебя, необходимо заставить всё благому послужить. К тому же, плавный переход необходим в привычках. Но только внукам не нужен будет дом, построенный тобой. Они поймут, как подрастут. Им будет нужен дом другой. Вот потому не стоит усилий слишком много тратить и строить дом большой и слишком прочный.
    — Анастасия, ты опять подвох какой-то заготовила. Всё отвергаешь, предложенное мной, и даже дом. А я считаю, дом, бесспорно, должен быть добротный. Ты говорила, вместе будем рисовать проект, а мне перечишь, что б я ни сказал.
    — Конечно, вместе. Владимир, ведь я не отвергаю ничего, я лишь высказываю соображения свои. И каждый сможет для себя избрать, что ближе его нраву.
    — Так ты побольше сразу бы и говорила о соображениях своих. Я думаю, никто понять не сможет, почему для внуков дом не должен оставаться.
    — Любовь к тебе и память вечная другим их домом будет сохраняться. Внуки, когда взрастут, то обязательно поймут, какой для дома материал из всех помысленных земных для них приятнее, прочнее и полезней будет.
    А у тебя сейчас такого материала нет. Построят внуки деревянный дом из тех деревьев, что дедушка ещё их посадил, и что отец и мать любили. Тот дом лечить, беречь от нечисти и вдохновлять на светлое их станет. Великая энергия любви в том доме будет жить.
    — Да... Интересно... Дом из материала, из деревьев, что растили дед, отец и мать. А почему он будет в нём живущих охранять? Есть в этом мистика какая-то.
    — Зачем же мистикой ты называешь светлую энергию любви, Владимир?
    — Ну, потому что не всё понятно мне. Я о проектах дома и участка рассуждаю, а ты вдруг стала о любви твердить.
    — Но почему же — вдруг? С любовью изначально всё и нужно сотворить.
    — Что — и забор? И саженцы лесные тоже с любовью посадить?
    — Конечно. Великая энергия любви и все планеты мироздания твои тебе помогут полной жизнью жить, присущей сыну Бога.
    — Ну, ты совсем уж непонятно стала говорить, Анастасия. От дома, огорода к Богу перешла опять. Какая связь здесь может быть?
    — Прости меня за непонятность изъяснения, Владимир. Позволь, попробую немножко по-другому говорить о значимости нашего проекта.
    — Попробуй. Только он получается не наш, а твой.
    — Всеобщий он, Владимир. Людские души многие его интуитивно ощущают. Его конкретизировать, осмыслить человеку не дают сиюминутные догматы, звуки пути технократического и науки, многие стремятся от счастья увести людей.
    — Вот ты и попытайся всё изложить конкретнее.
    — Да, попытаюсь. О, как хочу я быть понятной для людей! О логика Божественных стремлений, построить словосочетанья помоги ясней!
   
    ЭНЕРИГЯ ЛЮБВИ
    — Она, великая энергия любви, на землю посланная Богом для своих детей, приходит к каждому однажды. Бывает, и не раз, стремится обогреть собою человека и с ним остаться навсегда. Но большинство людей возможности остаться с ними энергии Божественной великой не дают.
    Представь, встречаются однажды она и он в сиянии любви прекрасном. Стремятся жизнь свою соединить навечно. Считают, что прочней союз их будет скреплённый на бумаге, и ритуалом при скоплении свидетелей большом. Но тщетно. Лишь несколько проходит дней, энергия любви их покидает. И так почти у всех.
    — Да, ты права, Анастасия. Разводится огромное количество людей. Процентов семьдесят. А те, что не разводятся, бывает, живут как кошка с собакой, или равнодушными живут друг к другу. Известно это всем, но почему такое в массовом порядке происходит, неясно никому. Ты говоришь, энергия любви их покидает, но почему? Как будто дразнит всех она или какую-то свою игру играет?
    — Любовь не дразнит никого и не играет. Стремится с каждым вечно жить, но человек сам образ жизни избирает, и образ жизни тот энергию любви пугает. Любовь не может разрушенью вдохновение дарить. Плоду любви негоже в муках жить, когда совместно начинают строить жизнь он и она. Когда в квартирке, словно в каменном, безжизненном стремятся поселиться склепе. Когда у каждого своя работа и интересы, окружение своё. Когда дел общих нет для будущего, нет совместного стремленья. Когда лишь плотскою утехой увлекаются тела, чтобы потом ребёнка своего отдать на растерзанье миру, в котором чистой нет воды, бандиты, войны и болезни. От этого энергия любви уходит.
    — А если он и она имеют много денег? Или родители молодожёнам подарят не маленькую квартирку, а шести комнатную, в доме с новой современной планировкой, с охраной у подъезда, и машину подарят хорошую и денег в банке на счету молодожёнов будет много, — энергия любви в таких условиях жить согласится? Смогут он и она до старости в любви прожить?
    — До старости им в страхе жить придётся без свободы и любви. И наблюдать, как всё вокруг стареет и гниёт.
    — Так что же тогда нужно привередливой энергии любви?
    — Не привередлива любовь и не строптива, к Божественному сотворению она стремится. Навечно может обогреть того, кто сотворять любви пространство с нею согласится.
    — А в том проекте, что рисуешь ты, есть где-нибудь любви пространство?
    —Да.
    — И где оно?
    — Во всём. Оно сначала для двоих родится, потом для их детей. И у детей через три плана бытия связь будет со Вселенной всей.
    Представь, Владимир, он и она начнут в любви осуществлять проект, что мы рисуем. Высаживать деревья родовые, травы, сад. И радоваться, как весной их сотворенья расцветают. Любовь навечно будет жить меж ними, в их сердцах, вокруг. И каждый будет представлять друг друга в цветке весеннем, вспоминая, как вместе дерево, что расцвело, сажали. И вкус малины вкус любви собой напомнит. Он и она в любви друг к другу веток малины осенью касались.
    В саду тенистом зреют прекрасные плоды. А сад сажали вместе он и она. Сажали сад в любви.
    Она смеялась звонко, когда вспотел он, копая лунку, и капельки со лба его она своей рукой снимала и целовала губы жаркие.
    Бывает в жизни часто так, что любит лишь один. Другой или другая только рядом находиться позволяют. Как только сад они свой возделывать начнут, энергия любви разделится, и не покинет никогда двоих! Ведь образ жизни будет соответствовать тому, в котором можно жить в любви самим и в продолженье детям передать любви пространство. И воспитать детей по образу, подобию совместно с Богом.
    —Анастасия, о воспитании детей подробней расскажи. О воспитании читатели спрашивают многие. Если у тебя своей системы нет, так хотя бы из существующих, какая лучшая, скажи.
   
  ПО ОБРАЗУ И ПОДОБИЮ
    — Для всех по воспитанию детей единой не найти системы хотя бы потому, Владимир, что каждый сам себе ответить на вопрос сначала должен, кого стремится воспитать в своём ребёнке.
    — Ну, как кого? Человека, конечно же, счастливого и умного.
    — Коль так, то самому сначала нужно стать таким. И если сам не смог счастливым стать, то надо знать, что помешало в том.
    Мне очень хочется о детях говорить счастливых. Их воспитание, Владимир, это воспитание себя. Проект, что все вместе мы сейчас рисуем, поможет в том. Как дети нарождаются сейчас, тебе известно и известно всем. То, что рождению предшествует, недооценивают люди, и детям многим планы бытия, присущие лишь человеку, не додают, тем самым заведомо калек рождают.
    — Калек? Имеешь ты в виду, без руки или ноги, или полиомиелитом больных?
    — Не только внешне, рождённый человек, калекой может быть. Плоть внешне может и нормальной казаться. Но есть второе “я” у человека, и комплекс полный всех энергий в каждом должен быть. Ум, чувства, мысль и многое другое. Но больше половины всех детей даже по современным весьма заниженным параметрам сейчас неполноценными считает ваша медицина. Когда захочешь убедиться в том, узнай, сколько есть школ сейчас для малышей дебильных. Такими ваша медицина их признала.
    Но сравнивают их способности лишь с теми, кого считают сами относительно нормальными детьми. Но если бы увидели врачи, каким быть может ум и внутренние комплексы людских энергии в идеале, то единицы среди всех рождённых на земле нормальными пришлось считать.
    — Но почему не очень полноценными рождаются все дети, как ты говоришь?
    — Технократический стремится мир не допустить, чтоб у рождённых в единое три точки главные слились. Стремится технократия, чтоб нити с разумом божественным разорвались. И рвутся нити до рождения ребёнка. И ищет эту связь, потом мытарствуя по свету человек, и не находит.
    — Какие точки главные? Какие нити с разумом? Я ничего не понял.
    — Владимир, ещё до появления на свет ведь формируется во многом человек. И воспитание его со всем твореньем космоса должно соприкасаться. То, чем воспользовался Бог, творя свои прекрасные творенья, и сын Его не должен пренебречь. Три точки главные, три первых плана бытия родители должны представить сотворенью своему.
    Вот точка первая рожденья человека, её название — родительская мысль. И в Библии об этом говорится, и в Коране: “Сначала было слово”, но можно и точней сказать: “Сначала мысль была”. Пусть вспомнит тот, кто называется родителем сейчас, когда, каким он в мыслях замышлял своё дитя. Что предрекал ему? Какой мир для творенья своего создал?
    — Я думаю, Анастасия, большинство не очень-то стремится думать до момента, пока не забеременела женщина. Так, просто вместе спят. Бывает, и не поженившись. А женятся, когда беременной становится подруга. Потому что неясно, забеременеет она вообще или нет. И думать заранее не имеет смысла, когда неясно, будет ли вообще ребёнок.
    — Да, к сожалению, так получается. В утехах плотских большинство людей зачато. Но человек, подобие и образ Бога, не должен следствием утех на свет являться. Представь иную ситуацию. Он и она в любви друг к другу и мыслях о сотвореньи будущем своём прекрасный строят дом живой. И представляют, как их сын иль дочь в том месте будут счастливы. Как чадо их услышит первый звук — тот звук дыханье матери и пенье птиц творений Божьих. Потом представят, как отдохнуть захочет повзрослевший их ребёнок после дороги трудной и в сад придёт родительский, под сенью кедра сядет. Под сенью дерева родительской рукой в любви к нему и с мыслями о нём посаженного на земле родной. Посадка родового дерева родителями будущими точку первую определит, планеты призовёт на помощь им для сотворенья будущего точка та. Она нужна! Она важна! И больше всех она присуща Богу! Она есть подтверждение тому, что будешь ты творить подобное Ему! Ему, Творцу Великому! И будет радоваться Он осмысленности сына Своего и дочери Своей. “Всему началом служит мысль”. Поверь, пожалуйста, Владимир. Потоки всех энергий космоса окажутся в той точке, где мысль двоих в любви в единое сольётся, где двое о творении прекрасном помышляют.
    Точка вторая, а вернее, план человеческий ещё один родится, на небе новую зажжёт звезду, когда в любви и с мыслями творения прекрасного два тела во единое сольются в том месте, где строишь дом ты райский и живой для будущего своего ребёнка.
    Потом в том месте девять месяцев должна прожить зачавшая жена. И лучше, если эти месяцы будут весны цветеньем, благоуханьем лета, осени плодами. Где кроме радости, приятных ощущений, ничто её не отвлекает. Где звуки лишь Божественных творений окружают жену, в которой уж живёт прекрасным сотворенье. Живёт и всю Вселенную собою ощущает. И видеть звёзды будущая мать должна. И звёзды все, и все планеты мысленно дарить ему, прекрасному ребёнку своему, мать может с лёгкостью всё это делать, ей будет всё под силу. И всё за мыслью матери последует без промедленья. И будет космос верным слугой прекрасному двоих в любви творенью.
    И третья точка, новый план в том месте должен получиться. Там, где зачат ребёнок был, там роды и должны случиться. И рядом должен быть отец. И над троими вознесёт венец великий любящий всех нас Отец.
    — Вот это да! Не знаю почему, но даже захватило дух от слов твоих, Анастасия. Ты знаешь, я представил себе место, о котором ты говоришь. Да так представилось оно! Что захотелось самому по-новому родиться в таком месте. Чтоб вот сейчас туда можно было бы прийти и отдохнуть в саду прекрасном, что отец и мать садили. Под деревом тенистым сесть, что перед моим рожденьем посадили для меня. Где зачат был и где родился. Где мать в саду гуляла с думой обо мне, ещё не появившимся на свет.
    — Такое место с радостью великой встретило б тебя, Владимир. Коль плоть больна твоя, оно бы излечило плоть. Коли душа — то душу излечило. И накормило, напоило уставшего тебя. Объяло сном спокойным, и радостным рассветом разбудило. Но как у множества людей, сегодня на земле живущих, нет у тебя такого места. Не существует родины твоей, где планы бытия собраться воедино могут.
    — Но почему так получается нескладно всё у нас? И почему детей полу дебильных продолжают матери рожать? Кто отнял это место у меня? Кто его отнял у других?
    — Владимир, может, ты ответишь сам, кто место это не создал для твоей дочери, Полины?
    —    Что? Ты намекаешь, я виновен в том... Что нет его у дочери?
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
Найти на сайте: параметры поиска